Оттиски времени печатного дела

Записки о прошлом и настоящем бытовании искусства создания текстов
Еще два года назад Дом журналистов находился в частной собственности. Теперь величественный особняк открыт для всех. Здесь рождаются необыкновенные идеи и проходят творческие встречи.
Библиотека в Доме журналистов, в которой хранятся редкие экземпляры книг.
За пару минут до начала экскурсии зал Дома журналистов был забит под завязку так, что приходилось ютиться на подлокотнике одного из диванов.

Центральную часть помещения занимал круглый стол, за которым, наверное, в обычные дни разгораются жаркие дискуссии. В этот раз всё внимание слушателей сконцентрировано на Сергее Федоровиче Плотникове – журналисте, преподавателе, хранителе очага Дома журналистов.
«Порой на этой площадке проводятся съёмки телеканала Айсберг ТВ и передачи Студенческого Городка для ЕТВ», – отметил Сергей Федорович Плотников.
Наша следующая остановка – учебный зал, превратившийся на время выставки в машину времени. Нам рассказывали о появлении феномена журналистики, на наглядном примере показывали, как менялся внешний облик рабочего места сотрудника редакции.

В самой первой инсталляции рабочего пространства журналиста вы не увидите практически ничего, помимо гусиного пера, чернил и, может быть, подсвечника – всё приходилось писать от руки, да и не по одному разу.

«В девятнадцатом веке произошёл настоящий скачок в техническом прогрессе», - подметил экскурсовод.

Тут же на столе появляются: печатная машинка, синонимом которой впоследствии станет фирма «Ундервудъ», электрическая лампочка и простой стационарный телефон с круглым номеронабирателем.
Постепенно электронные машинки вытеснят Линотипы, авторучка – гусиное перо, появятся первые органайзеры для наиболее комплексной организации рабочего дня.

Шрифт и текст также модифицируются: от рукописной книги «Апостол» с языком допушкинского периода до более привычных современному глазу штампованных советских газет о полёте человека в космос и смерти первых секретарей ЦК КПСС с Брежневым и Андроповым на передовицах.
Чуть выше на стене развешаны отрывки из различных журналов, преимущественно сатирических.

«Как называли самых ярых борцов за права женщин?» – интересуется Сергей Федорович, остановив своё внимание на публикации из журнала Института Благородных Девиц.

В воздухе внезапно резко повышается уровень умственного напряжения.
«Суфражистки», – отвечает через какое-то время он на свой же вопрос, чем срывает ряд разочарованных вздохов: «Эх, я ведь недавно читала о них …».
Время не стояло на месте, потребность в иллюстрировании материалов росла, как на дрожжах. Сухого текста оказывалось уже недостаточно. Требовались новые подходы к работе. Развитие технологий дало журналистике такую возможность: всё больше и больше стали входить в обиход фотоаппараты, реже – видеокамеры.
«Вот с этого всё и началось – Kodak Brownie», – показывая на неприметную чёрную коробочку за стеклом, перенимает эстафету Владимир Таширов, президент общественной организации «Антиквары Урала».

Изначально рассчитанная в качестве детской забавы, она заразила искусством фотографии людей любых возрастов со всех уголков мира. СССР, разумеется, не стал исключением.
«"Смена" стала самым массовым продуктом, "Москва" – признаком высокого достатка», – подметил глава «Антикваров Урала».

Богатая палитра советской фото-индустрии предстала пред нашими глазами: ФЭД и Зенит, Зоркий и Нева, Киев и Юность, Восход и Горизонт, Вега и Заря – один другого краше.

Особняком в этом ряду стояли две модели: Любитель и Polaroid. Первый имел при себе сразу два объектива и крайне необычный визир под прямым углом. Следующая модель - первый в своём роде фотоаппарат с почти мгновенной печатью получившегося изображения.

«К слову, стоимость картриджей порой достигала отметки выше, чем цена самого Polaroid», - указывая на технику, сказал Владимир Таширов.

От любителей видео были представлены скромные и, относительно Невы, простые в использовании Кварц и Аврора.
«Что такое журналистика XXI века?», – родился у меня вполне логичный вопрос. Как будто читая мои мысли, Сергей Федорович напомнил о себе: «Теперь пройдёмте в остальные залы нашей выставки».

Во время прогулки по узким коридорам Дома журналистов нельзя не отметить, с каким тонким вкусом обустроен интерьер помещений. Одной из комнат оказалось место для творческой работы «Студенческого городка» ЕТВ. Оттуда можно сразу выйти на веранду, где недавно Сергей Исаев принимал своих почётных гостей с FIFA TV. Ухоженный дворик так и манил совершить небольшую прогулку, несмотря на царившую прохладу.
Заключительной станцией нашего путешествия стал зал для пресс-конференций – апогей всего того, чего достигла журналистика за всё время своего развития.

«Здесь не произошло ни одного скандала – такая вот у этого места атмосфера, энергетика», - оглядываясь по сторонам, неспешно говорил Плотников.

Как правильно посчитать количество участников и в связи с этим оптимально использовать пространство? Каким образом можно играть светом и для чего вообще это необходимо? В чём разница между брифингом и пресс-конференцией? Эти и многие другие вопросы в душевной обстановке мы обсудили с Сергеем Федоровичем.
На площадке Дома журналистов проходят разнообразные мероприятия. Так, весной прошлого года состоялась II Уральская медиа-школа
(фото с мероприятия ниже)
Вдалеке послышался удар часов – на циферблате стрелка показывала ровно семь. Закончилась экскурсия, и в Доме вновь воцарилось спокойствие. Тишину ничего не нарушало, кроме еле доносившегося из соседней комнаты звонкого голоса доктора Быкова. За окном совсем уж стемнело, и день плавно клонился к ночи. В коридоре то и слышалось: «До свидания!», «Пока!» и «До завтра!». Пора было и мне. Дочитав последний разворот газеты «Правда», я потянулся к выходу.

«Наши двери всегда открыты!», – напоминают мне на выходе.

«Благодарю», – отвечаю я, улыбнувшись.

Ещё пара мгновений и я снова окунусь в кипящий жизнью город…
Текст: михаил сетяев

Фото: Юлия Добровольская, Мария Горшкова
Made on
Tilda